И вечный бой - покой нам только снится
В настоящее время продолжается формальное обсуждение проекта Технического регламента Таможенного Союза «О безопасности рыбы и рыбной продукции» (ТР 201_/00_/ТС). «Формальное» - потому, что как это уже стало привычным, при разработке и принятии определяющих жизнь рыбаков документов (последний пример опубликованный проект Правил рыболовства для Северного бассейна),  все предложения профессионалов рыбопромысловой практики, производственников отметаются, под различными формальными предлогами не смотря на все  резоны и, казалось бы, неоспоримые аргументы. Данный проект регламента разработан Казахскими специалистами и уже принят в странах Таможенного Союза:  Республике Казахстан и Республике Беларусь. При всем нашем уважении к чиновникам и специалистам Казахстана, которые оказались более организованными, дисциплинированными и исполнительными, чем их российские коллеги, смогли своевременно подготовить и согласовать тексты принятых документов, должны заметить, что, жителям бескрайних Казахстанских степей, даже омываемых водами Каспийского озера, и Белорусского полесья по сложившимся историческим и географическим причинам отрезанного от прямого выхода в Открытый океан  вряд- ли так хорошо известна специфика морского и океанического промысла водных биоресурсов, как жителям российских  регионов омываемых водами самых богатых рыбой северо-западных и северо-восточных морей и имеющим многовековой опыт промышленного рыболовства и промышленной рыбопереработки. А вот как раз их мнение не было учтено в полной мере, либо полностью проигнорировано. Отсюда и положение обозначенное в проекте технического регламента предписывающее обязательное использование  при разделке рыбы  воды соответствующей требованиям СанПиНа "Вода питьевая» и соответственно запрет использования морской забортной воды, что является ноу-хау в мировом практике и ставящие весь рыбопромысловый флот России на прикол в связи с заведомой технической невозможностью его выполнения, и конечно же отнесение рыбы разделанной глубокой заморозки, на ряду с рыбой выращенной в искусственных водоёмах и рыбой- сырцом в разряд непереработанной (необработанной) рыбопродукции, что влечет для рыбопромышленников целый шлейф серьезных проблем, как организационных так и финансовых,  и в первую очередь связанных со взаимоотношениями с ветеринарными службами.  В этой связи уместно совершить краткий экскурс в российскую историю разработки национального рыбного технического регламента (его официальное название претерпело целый ряд изменений, поэтому будем называть его кратко-«рыбный») и истоки этой истории восходят не к Федеральному Закону 27.12.2002 N 184-ФЗ «О техническом регулировании» положившему начало работ по созданию технических регламентов во всех отраслях экономики в России, что казалось бы логичным, а еще дальше к Федеральному Закону «О ветеринарии» от 1993 года, когда в связи в развалом сельского хозяйства и уничтожением поголовья скота, оставшимся без работы чиновникам от ветеринарии отдали на кормление рыбу морского и океанического промысла и продукцию изготовленную из неё, чего ранее не было и что, в общем то,  противоречит продекларированной цели деятельности ветеринарных служб: «предупреждение болезней животных и их лечение, выпуск полноценных и безопасных в ветеринарном отношении продуктов животноводства и защиту населения от болезней, общих для человека и животных» т.к. мороженая рыбопродукция не как не может быть переносчиком этих болезней. Что может быть более благородным, чем защита человека и животных от «страшного переносчика болезней»- мороженой рыбы, и ничего, что в истории подобных прецедентов не было, главное, что есть кому беречь наш покой, а главное свой, так как со стороны моря уж точно не приходится ожидать вспышек болезней животных и тем более, не дай бог, эпидемий болезней среди людей. Так, в системе контроля и надзора за рыбой морского и океанического промысла и рыбопродукцией изготовленной из неё, сложившейся еще в советское время и длительное время обеспечивающее безопасность и качество, появилось новое, явно лишнее звено, в лице ветеринарных служб, которым при всей очевидности вышесказанного приходится своей активной административной и нормотворческой деятельностью, направленной на постоянное поддержание соответствующего тонуса у рыбопромышленников  доказывать свою уместность в «рыбных делах». При этом ничего странного и необычного, что в Заполярье, на закрытой охраняемой вооруженными людьми режимной территории, где грубо говоря на 10 кв. километров приходится менее 100 грамм свинины в живом виде возник очаг африканской чумы, главное что морская граница закрыта на замок, да так, что у рыбаков каждый приход в некогда долгожданный родной порт благодаря ветеринарам в купе с их «смежниками» из различных ведомств является мукой и настоящим испытанием.      Этот 2013 год является  20 – м юбилейным годом перманентного противостояния рыбопромышленников и ветеринаров. В течении этих двадцати лет редко какое совещание рыбопромышленников с представителями федеральных либо региональных органов власти обходилось без обсуждения вопроса их взаимоотношений. На грозные призывы на совещаниях из уст  власть предержащих, в лице  вице- премьера, Премьера и Президента обращенные к ветеринарам с требованием не «кошмарить» бизнес вплоть до обещания «всех разогнать» и Распоряжение Председателя Правительства РФ Путина В.В. № 56-р от 21 января 2011 года направленное на устранение бюрократических барьеров в работе рыбной отрасли, эти «ветеринары-затейники» отвечают новыми приказами, указаниями и прочими нормативными документами, еще более усложняющими жизнь производителей, чем демонстрируя обеим сторонам  вышеупомянутых совещаний «кто в доме хозяин». Рыбаки отвечают ветеринарам взаимностью, хотя многие уже смирились с положением дел и понимая бесперспективность борьбы с «ветряными мельницами» (..уж если Президент не указ….) порой чисто символически, но в обязательном порядке на любом рыбацком форуме либо совещании как заклинание упомянут не добрым словом своих визави. Истинно как в римском сенате «Карфаген должен быть разрушен!». 

Теперь собственно о рыбном техническом регламенте, процесс работы по созданию которого можно условно разделить на три этапа. Первый этап это разработка проекта технического регламента «Рыба нерыбные объекты промысла и продукты их переработки. Производство и обращение» под эгидой Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ). В мае 2004 был создан экспертный совет по разработке проекта регламента, к январю 2005 года первый вариант проекта был подготовлен и опубликован вместе с  сообщением об его обсуждении. Параллельно с этим с декабря 2004 года началось публичное обсуждение проекта технического регламента «Требования к рыбе, нерыбным объектам, продуктам из них, производству и обороту» разработанного отраслевыми институтами во главе с ВНИРО. 
Учитывая особую важность данных документов, регламентирующих всю производственную деятельность, а значит определяющих саму суть существования предприятий рыбной отрасли, в обсуждение проектов приняли активное участия практически все предприятия, ассоциации, союзы и другие объединения рыбопромышленников, рядовые специалисты и руководители предприятий. Так в Союзе рыбопромышленников Севера рабочая группа по техрегулированию состоящая их самых опытных специалистов профессионалов ведущих предприятий, проводила еженедельные совещания по анализу и обсуждению поступающих от предприятий предложений и замечаний, которые при их одобрении направлялись в экспертный совет. Проделанная работа позволила создать, пусть не идеальный, но вполне добротный документ, который мог бы стать основой для Техрегламента. Сообщение о завершении публичного обсуждения этого проекта было опубликовано в марте 2005 года. Оба этих проектов прошли согласование во всех инстанциях, в целом были признаны соответствующими требованиям и направлены в Комитет по охране природных ресурсов и природопользованию Государственной Думы, где и   пролежали без движения, несмотря на все усилия и попытки рыбопромышленников с помощью  многочисленные обращения  и с участием самых разных организаций и влиятельных лиц их «продвинуть». Проекты регламентов зависли в обсуждениях главного их положения. 

И  этим главным положением, или разделом проектов оказались отнюдь не разделы, непосредственно определяющие безопасность и качество рыбной продукции, а те, которые определяют порядок о компетенцию санитарных, ветеринарных и отраслевого рыбного ведомства в структуре  государственного контроля за ними. Это стало камнем преткновения в дальнейшей работе над регламентом. Различное многочисленные варианты проектов регламента отвергались сторонниками то одной то другой стороны, причем содержательной частью касающейся безопасности продукции уже мало, кто интересовался и целиком проекты не рассматривались, а порой и не читались. Сразу открывался раздел разграничения полномочий в сфере контроля  и вокруг них велись баталии. Причем в связи с частой сменой статуса главного отраслевого рыбного органа государственного управления  и степени его зависимости от Минсельхоза, а значит и его ветеринарного подразделения Россельхознадзора, чаша весов склонялась то в одну, то другую сторону. Перетягивание каната продолжалось почти три года, соответственно три года проекты пролежали в Комитете по природным ресурсам и природопользованию без движения.  В 2007 году в бытность главного рыбацкого органа госуправления в ранге Государственного комитета Российской Федерации по рыболовству, а значит, по крайней мере формально, напрямую независимого от Минсельхоза была предпринята еще одна попытка продвижения технического регламента. Была создана рабочая группа, из лучшего, что по мнению специалистов было в проектах всех разработчиков был создан новый единый вариант проекта федерального закона получившего  название «Технический регламент «Рыба, нерыбные объекты промысла и продукты их переработки. Производство и обращение», который был внесен на рассмотрение Государственной Думы в сентябре 2007 года. Это условно можно назвать началом второго этапа работ по разработке национального рыбного техрегламента. Через полтора года, после  рассмотрения проекта в Комитете по природным ресурсам, природопользованию и экологии, по рекомендации которого и в соответствии с замечаниями Правового Управления Аппарата Государственной Думы, авторами проекта совместно с Подкомитетом по животному миру, в том числе по водным биоресурсам он был доработан, и под названием проект Федерального закона «Технический регламент. «Пищевая продукция из водных биоресурсов» принят  28 января 2008 года  Государственной Думой в первом чтении.   В данном Федеральном законе, в силу исключительной специфики  рыбной отрасли вопросы регистрации предприятий в рыбохозяйственном реестре и контроля безопасности процессов производства, хранения, перевозки рыбопродукции, разработчики проекта отнесли к компетенции соответствующего федерального органа исполнительной власти – Росрыболовству. Контроль же в сфере обращения рыбопродукции закономерно остался за Роспотребнадзором. Такой подход позволил бы не только обеспечить безопасность объектов технического регулирования, но и устранить дублирование функций надзора различными органами исполнительной власти. Рыба уплывала из рук ветеринаров. В связи с этим споры о проекте техрегламента разгорелись с новой силой. Особую позицию, отличную от позиции Росрыболовства и рыбопромышленников Севера-Запада заняла ассоциация добытчиков минтая в лице его Президента Зверева Г.С. выступившая против участия в системе контроля и надзора Рыбного федерального ведомства и обратившаяся с по этому вопросу с письмом к Президенту РФ.   К тому же накануне принятия в Думе в первом чтении проекта  «Технический регламент. «Пищевая продукция из водных биоресурсов» прошла очередная реорганизация и Государственный комитет Российской Федерации по рыболовству снова поменял статус став Федеральным агентством по рыболовству Российской Федерации в составе Минсельхоза. Перетаскивание одеяла с той или иной интенсивностью продолжалось еще почти два года и на этом второй акт «мерлезонского балета» был закончен именно тем с чего мы и начали. А начали мы с того, что сейчас продолжается  обсуждение Технического регламента Таможенного Союза «О безопасности рыбы и рыбной продукции» (ТР 201_/00_/ТС).  Это уже 3 этап.   С 2010 года разработка регламентов ведется в рамках таможенного союза. Как уже было сказано выше, на тот момент в Казахстане был принят собственный регламент на рыбу, он был взят за основу для разработки единого регламента таможенного союза и по решению комиссии таможенного союза, его разработчиком была назначена Казахская сторона. Официально публичное обсуждение регламента завершено 18 ноября 2011 г. 18 марта 2013 года он направлен на внутригосударственное согласование (ВГС), которое в мае 2013 года завершено в Республике Беларусь и Республике Казахстан. В российской Федерации  внутригосударственное согласование продолжается до сих пор. 

В соответствии с этим проектом, если не вдаваться в частности, переработанная рыба (рыбопродукция) не подлежит ветеринарному контролю. Точнее в нем предусмотрено  декларирование соответствия переработанной пищевой рыбной продукции и ветеринарно-санитарная экспертиза непереработанной пищевой рыбной продукции животного происхождения.

«Рыбный» регламент вытекает их общего технического регламента Таможенного союза ТР ТС 021/2011  «О безопасности пищевых продуктов», в котором в статье 4 мороженая рыба, мороженые рыбные продукты, мороженое рыбное филе не обосновано отнесены к непереработанной (необработанной) продукции. Вместе с тем в соответствии с действующими межгосударственными, отечественными стандартами (ГОСТ 1168-88, ГОСТ 20057-96, ГОСТ 3948-90, ГОСТ Р 51493-99, ГОСТ Р 51494-99, ГОСТ Р 53849-2010, и др.) , отраслевыми технологические инструкциями по обработке рыбы,  уловы водных биологических ресурсов при  выработке из них мороженой продукции проходят процессы  технологической обработки (переработки). Технологические режимы процессов переработки (обработки) сырья,  требования безопасности к готовой продукции обоснованы отраслевой наукой и установлены в указанной выше нормативно-технической документации. Т.е. при выполнении требований стандартов и технологических инструкций гарантирован выпуск безопасной продукции из уловов водных биоресурсов, которая соответствует техническому регламенту Таможенного союза. Кроме того в соответствии с международными правилами продукция считается переработанной если после проведенной операции произошло изменение 4-х знаков ТН ВЭД. Так код трески свежей или охлажденной 030251, а трески мороженой 03 0363. 

Для ветеринаров и рыбопромышленников вопрос о том является ли разделанная рыба глубокой заморозки переработанной или нет не риторический, это вопрос сохранят ли ветеринары свою роль в контроле за рыбной отраслью или нет, а значит  сохранится или нет порочная практика  дублирования функций надзора и контроля за производством и безопасностью рыбопродукцией или все же будет разорван этот застарелый гордиев узел.  т.к. именно мороженая продукция  составляет львиную долю рыбопродукции на российском рынке и в российском экспорте. В случае определения рыбопродукции глубокой заморозки из океанической и морской рыбы «переработанной» ветеринарам останутся только объекты  акквакультуры, которая к сожалению в нашей стране находится в зачаточном состоянии. 

Чтобы прочнее утвердиться в роли гаранта безопасности мороженой рыбопродукции ветеринарное ведомство начало ее масштабный мониторинг. Под стать величию задачи и размах этой работы, соответствующие немалые финансовые затраты, организационные хлопоты, людские ресурсы и новая головная боль для производственников. При этом региональные ветеринарные лаборатории, по мнению авторов этого нововведения не пригодны для проведения объективной ветеринарно-санитарная экспертизы рыбной продукции и ее пробы необходимо исследовать в Санкт Петербурге, куда их и транспортировали авиаперевозкой, для чего были закуплены специальные контейнеры. Во, что обходится бюджету такая работа, а главное в чем её необходимость ? Уже длительное время Росрыболовство проводит мониторинг районов промысла и разрешение на добычу водных биоресурсов выдается только в безопасные с точки зрения ветеринарии и санитарии участки моря. Кроме того и Роспотребнадзор проводит мониторинг рыбной продукции и тоже обладает определенной базой. А вместе с тем рыбопромышленники, учитывая многолетний опыт общения с чиновниками разного рода и учитывая, то, что пробы их продукции увозятся за 1400 км от порта Мурманск, и не известно, сколько времени они будут храниться до проведения исследований и в каких условиях, что бы обезопасить себя проводят параллельные исследования рыбопродукции в местных региональных лабораториях, неся дополнительные финансовые потери.

Вообще производственники рыбной продукции сегодня находятся в растерянности, что делать и чем закончится вся эта канитель. Ждали 1 июля 2013 года должен был вступить в действие Технического регламента Таможенного Союза «О безопасности рыбы и рыбной продукции», но он так и не вступил, вроде пока приостановлено на территории Росси и действие   технического регламента Таможенного союза «О безопасности пищевых продуктов». Что дальше? На этот вопрос не смогла ответить и IX Международная научно-практическая конференция «Производство рыбных продуктов: проблемы, новые технологии, качество» прошедшая с 16 по 21 сентября т.г. в г. Светлогорск Калининградской области с участием, в том числе представителей отраслевой науки и Минсельхоза. Конкретные вопросы производителей рыбной продукции повисли в воздухе.

«И вечный бой покой нам только снится!»

А.В.Николаенко

Вернуться в раздел "Статьи и публикации"